К дискуссии о процессуальном статусе детектива

Private Corporate Investigation Agency Services
Автор:
Private Corporate Investigation Agency Services
Поделиться LI Поделиться FB

К дискуссии о процессуальном статусе детектива

17 июля | 961 просмотр

Вопрос о необходимости участия детектива в уголовном процессе гораздо глубже, чем может представиться на первый взгляд. Описанный детективом А.В.Захаровым случай вызывает только уважение - ведь обнаружить в каталоге судебных дел имя сыщика, действующего на основании лицензии (а не в качестве статуса свидетеля) нужно ещё постараться. Остается позавидовать тем сыщикам, которые находят силы и способы так «выкрутить» себе руки, чтобы «додавить» взятое дело до такого состояния, когда суд встанет на сторону заказчика детектива.

Теперь к сути вопроса. Начну с того, что недавно для себя открыл правило - оказывается, природа живых вещей не терпит симметрии.

Некоторое время назад, я был уверен, что весы в руках Фемиды символизируют «за» и «против». Похожим "методом" проходило голосование в римском сенате. В кувшин или другой подходящий сосуд кидали камни, при этом цвет камня соответствовал решению голосующего - например, черный камень означал «за», а белый - наоборот - «нет». Так вот, оказывается, что весы, которые Фемида держит в руках на самом деле взвешивают не «за» или «против», а «добро» и «зло» рассматриваемого проступка. А это, как вы понимаете, разные вещи. 

«Зло» может перевесить «Добро» если сторонников первого будет больше, чем сторонников второго. А поскольку оценочные суждения о доброте и зле в обществе всегда изменчивы, то и качели правосудия никогда не найдут равновесного положения. Такова природа человеческих представлений о плохом и хорошем.

Природа не терпит симметрии, иначе жизнь выглядела бы скучно. К примеру, взгляните на своё отражение в зеркале. Если бы люди были абсолютно симметричными, разве они были бы так индивидуальны, харизматичны, интересны, так как обстоят эти дела сейчас? Симметрия подходит для неживой природы, для стульев, столов, золотых сечений. Но не для человека и не для живой природы.

Так вот, уголовное правосудие также как и природа живых вещей не может находится в статичном состоянии, поскольку процесс, (он потому так и называется - уголовный процесс) призван находиться в постоянном движении. Если он остановится, то есть найдёт точку равновесия, то всё - считай, что правосудному приговору пришёл кирдык.

В движение весы приводят оценочные суждения живых людей о добром и злом поступка, а не мертвые факты «за» и «против».

На мой взгляд в российском правосудии произошла подмена мёртвым живого. Неодушевленных, часто ничем не подкрепленных фактов экспертным суждением о добре и зле. Откуда я это взял? В подавляющем в 99% процентах случаях процедуры сбора и представления доказательств реализованы только одной стороной процесса - дознавателем, следователем, прокурором, судом. Для другой стороны - адвокату - Фемида оставила один процент.

Собирать и приобщать доказательства к делу может только следователь. Защитник, конечно, тоже может попробовать реализовать свое право «равноправного» в процессе, но лишь на усмотрения компетентных органов и должностных лиц, ведущих предварительное расследование. Какое же это равноправие? Это действительность, которой прогрессивное адвокатское сообщество, как мне кажется, уже «устало» сопротивляться.

Но остается ещё детектив! И на основании личного опыта я утверждаю, что правовая природа детективной, непроцессуальной деятельности способна оживить уголовный процесс, привести весы правосудия в движение. Говорят, что нас осталось не более тысячи, но даже такой армии достаточно, чтобы расшевелить Фемиду!

Возьмем самый распространенный частный метод расследований - опрос. Об этом частноследственном действии в своей статье "Частный сыск и нормы УПК" говорил и Захаров Андрей Валерьевич. Тогда, каким образом, если не следователем, спросите вы, должен быть зафиксирован опрос лиц?

Могу предположить, что добытые сведения должны облекаться в процессуальную форму по ходатайству детектива судом или по заявлению детектива нотариусом.

Понятно, что на детектива в таком случае ляжет обязанность по многократной перепроверке представленных суду сведений в части их допустимости и достоверности. Но разве это обстоятельство сможет остановить детектива? Разве это действие, по своей правовой природе не является тем самым самостоятельным (частным) производством следственного действия о процессуальном применении которого мечтают детективы? Отмечу, что в уголовном процессе Англии и Америки у частного детектива существует возможность самостоятельного производства некоторых процессуальных действий. В частности, мною многократно осуществлялись опросы частных свидетелей по уголовным и гражданским делам, в том числе по запросам судов США. У меня в шкафу также найдётся множество случаев по которым собранные свидетельства представлялись в российский суд, как доказательства оформленные через нотариальный протокол.

На мой взгляд, придание процессуального статуса детективу собирать и представлять суду доказательства только расширит возможности непроцессуального уголовного преследования через использование судом результатов частной оперативно-розыскной деятельности, создаст объективную необходимость нашего существования, нашей с вами общественной полезности и нужности.

С другой стороны, навязывать детективу правила и методические необходимости противоречит принципу свободы нашего ремесла. Каждый сам вправе выбирать - будут ли собранные им доказательства иметь статус допустимых или для заказчика будет достаточным одного «детективного» слова. Отсюда мое предложение разработчикам нового детективного закона о применении правил лицензирования только для тех случаев, если детектив будет представлять собранные доказательства в суде. В других, «непроцессуальных» случаях, на мой взгляд, лицензию детективу получать не обязательно. То есть истина где-то посередине.

Авторский блог

Рынок Контрафакта. Доклад Еврокомиссии

Еврокомиссия составила список российских распространителей пиратского контента и контрафакта[...]

Читать