О расследовании причин отказа в кредитовании

О расследовании причин отказа в кредитовании

26 ноября 2007 года в 15 часов дня предприниматель Н. после предварительной беседы по телефону с банковским служащим приехал с женой в коммерческий банк «МРКБ» для целей решения вопроса о финансировании предприятия. По окончании многочасового визита, во время которого скрупулезно были заполнены все необходимые письменные формы, а также представлены заверенные нотариусом и налоговой службой копии документов, банк, никак не мотивировав свое решение, устно отказал Н. в кредитовании. На просьбу дать письменное объяснение банк сослался на право не сообщать клиентам подробную мотивацию своего решения.

Будучи очень известным хозяйственником, а также человеком энергичным и настойчивым, Н. не воспринял этот отказ серьезно и сделал повторную попытку получить кредит в другом банке. Затем был еще один банк. Потом еще. Когда же количество отказавших ему в кредите банков перевалило за десяток, Н. не на шутку забеспокоился и обратился ко мне за консультацией.

Н. имел свою ферму в Подмосковье. Более 10 лет он вел и развивал хозяйство своего агрокомплекса практически в одиночку. Его продукты каждый москвич привык видеть на прилавках продовольственных магазинов уже не один год. Однажды, задумав увеличить производственные мощности своей организации, Н. решил привлечь заемный капитал. Так как свободных средств у предпринимателя не было, само собой, возникла идея обратиться за получением кредита в коммерческий банк. При этих объяснениях мне не показалось бы удивительным решение одного банка, но Н. получил отказ из двенадцати (!) кредитных учреждений.

Отметим, что позднее Н. все же удалось получить средства на развитие своего производства. Однако усилия, которые пришлось приложить предпринимателю, серьезно подорвали его здоровье, но еще больше утвердили его человеческие и предпринимательские качества. Вот почему история Н. должна вызвать уважение даже самых искушенных кредитных комиссаров.

Кредитные менеджеры знают, что банки при принятии решения о выдаче кредита руководствуются скоринговыми программными комплексами. На рынке их представлено великое множество, но общий принцип работы можно описать в двух словах. Такая программа позволяет, основываясь на добровольно переданной клиентом личной информации, автоматически формировать оценку вероятности возврата или невозврата кредита его заемщиком. Однако если бы все дела с кредитованием обстояли именно так, тогда не было бы причин не выдавать кредитов, поскольку Н., будучи не только талантливым хозяйственником, но и имея ученую степень доктора экономических наук, настолько грамотно составил бизнес-план, что финансовое обоснование проекта могло вызывать сомнения, наверное, только у человека, знающего об экономике из школьного учебника.

При проведении частно-розыскных действий мне удалось выяснить, что зачастую кредитный менеджер – не единственное лицо, привлекаемое банком к формированию решения об отдельном заемщике. К проверке кредитоспособности клиентов банк обязывает подключаться так называемые службы безопасности. Казалось бы, какое отношение отставной офицер правоохранительных органов имеет к экономическому анализу финансовой документации заемщика? Может быть, работники частных охранных предприятий получили предписание контролирующего органа в срочном порядке получить экономическое образование? Но тогда почему они называются охраной? Ответ прост. Дело в том, что бывший работник спецслужб, имея старые связи на предыдущей работе, может негласно и (важно!) незаконно, в интересах банка, использовать автоматизированные справочные учеты МВД. Эти информационные комплексы содержат конфиденциальные сведения о гражданах. Заметим, что часть этих учетов каждый может приобрести в открытом доступе в сети Интернет.

Меня заинтересовали два интернет-магазина. Первый предлагал к продаже базу данных «Отказы по кредитам и недобросовестные заемщики банков России. Выпуск 2. Ноябрь 2006 года». Другой интернет-магазин предлагал к продаже эту же базу данных в разделе «Скоринг, отказы по кредитам, проверка кредитоспособности, кредитные мошенничества, недобросовестные заемщики». Оказалось, что именно при исследовании одной из вышеназванных нелегальных баз данных были получены сведения порочащего характера в отношении Н. При вводе в поле поиска «Ф. И. О.» базы «Отказы по кредитам и недобросовестные заемщики банков России. Выпуск 2. Ноябрь 2006 года» полного имени Н. пользователь получал следующую информацию: «Категория: НАРКОМАНЫ. Подозревается: НАМЕРЕН ХРАНЕНИЕ-НАРКОТИКОВ, СБЫТ-НАРКОТИКОВ», что, конечно же, не соответствовало действительности. Нелишним будет напоминание о том, что распространение подобных ложных сведений в отношении любого гражданина влечет тяжелые нравственные страдания и вредит не только деловой репутации гражданина, но и его здоровью.

Учитывая доступность приобретения конфиденциальных баз и простоту их использования, мы пришли к выводу, что именно вышеназванные источники использовались банками при принятии решения о выдаче кредита Н. Если это так, то подобные преступные деяния справедливо явились основанием для предъявления иска о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Через две недели, по результатам частно-розыскных мероприятий, детективу удалось установить лицо, которое, предположительно, незаконно занималось распространением баз данных, содержащих сведения порочащего характера в отношении Н. Действия руководителя организации ответчика детективом квалифицировались по статье 129 УК РФ. Изложив результаты частного расследования на бумаге и в соответствии с пунктом 1 статьи 7 Закона РФ «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации», детектив проинформировал правоохранительные органы (прокуратуру) о ставших ему известных фактах совершенного преступления в отношении Н. Такой же пакет документов по договору услуг был передан адвокату потерпевшего Н.

Так как прокурор не имел оснований возбудить уголовное дело частного обвинения по фактам, представленным частным сыщиком, а преобразовать собранные детективом фактические данные в допустимые доказательства поводов у него не нашлось, то материалы проверки прокурор отправил… участковому милиционеру по адресу места регистрации Н.

Прокурора понять можно. Детектив является заинтересованным лицом, осуществляющим коммерческую деятельность и действующим из интересов потерпевшего. Но неужели допустимо, чтобы процессуальное отсутствие у частного сыщика прав на сбор и представление доказательств происходило под молчаливым давлением безнаказанности преступника?

Детектив, конечно, с самого начала предполагал исход этого дела и, узнав в канцелярии об отказе, принял сообщение без лишнего оптимизма. Между тем желание, а быть может, необходимость по различным обстоятельствам продвинуться в этом деле вперед побудили меня убедить моего друга, адвоката С. П., к согласию действовать бок о бок с дознавателем. В тот же день, когда потерпевший П. по рекомендации адвоката устоял под «любезным» давлением участкового и не забрал свое заявление, мы с адвокатом составили свое заявление – «О приглашении частного сыщика (детектива) к участию в деле частного обвинения». В своем заявлении П., ссылаясь на отсутствие у него сведений о привлекаемом к уголовной ответственности лица, просил привлечь к частному расследованию детектива. К заявлению прилагались: договор адвоката с клиентом, договор детектива с адвокатом, лицензия на частную сыскную деятельность, два письма-рекомендации от клиентов детектива, письменный отчет частного сыщика с обстоятельным обоснованием полученных результатов частного расследования и компакт-диски с конфиденциальной информацией. Суд согласился с доводами истца, постановил возбудить уголовное дело и обязал орган дознания приобщить к уголовному делу доказательства, полученные детективом.